В ноябре 1998 года
в Лозанне
(Швейцария)
проходил научный симпозиум "Экфрасис в русской литературе". Речь
шла, в основном,
о связи русской литературы с
изобразительным искусством. Один из прозвучавших там докладов имеет некоторое отношение к нашей теме, хотя бы в силу своего названия: "Арнольд Шварценеггер - последний герой русской литературы".
Лихо? Слово автору доклада ученому-филологу
и преподавателю Алтайского Государственного Университета Вячеславу Десятову:

- К теме экфрасиса мой доклад имел отношение постольку, поскольку кинообраз Арнольда Шварценеггера,
то есть образ киноискусства,
имеет место
в произведениях русской литературы...
Многие наверняка читали роман Пелевина "Чапаев
и Пустота". Во второй главе романа происходит алхимический брак между Россией
и Западом. Россия - это Просто Мария, Запад, соответственно, Арнольд Шварценеггер. Понятно, что у Пелевина не просто
Просто Мария
и не просто супермен. Это совершенно символические фигуры. Мария
- и блоковская Незнакомка, Прекрасная дама,
и набоковская Машенька. А Шварценеггер
- это наследник Фридриха Ницше, сверхчеловек. Там даже появляется портрет Ницше.
Хотя конкретно
он не называется,
но можно узнать иступленный
взгляд, огромные усы, которые больше похожи на бороду, растущую прямо из-под носа.
В книге обыгрываются
три фильма
Джеймса Кэмерона: "Терминатор", "Терминатор II" и "Правдивая ложь". Чуть позже обыгрывается
фильм "Джуниор".
С Марией у Пелевина происходит то же самое, что и с главарем арабов-террористов из "Правдивой лжи".
Он повис на ракете, и его выстрелил Шварценеггер
со словами "вы уволены". Аналогичное происходит в этом алхимическом
браке между
Россией и Западом. Брак оказывается неудачным.
Пелевин занимает очень радикальную
позицию. Нельзя сказать, конечно,
что он антизападник или антивосточник.
Но все же...

("Свободный курс",
26 ноября 1998 г.)

Сам
замечательный
роман, конечно, не имеет к Шварценеггеру никакого отношения,
но вот фрагмент,
в котором в видениях
главного героя появляется Арни,
вы можете
прочитать слева.