ТЕРМИНАТОРИУМ / СЪЕМКИ ТЕРМИНАТОРА / СПЕЦЭФФЕКТЫ: Т1, Т2, Т3

Компании, работавшие над спецэффектами
Львиную долю всех спецэффектов для фильма создали две компании:
"Industrial Light & Magic" (компьютерные эффекты)
"Stan Winston Studio" (спецгрим, аниматроника)
Однако продюсер Энди Вайна, венгр по национальности, часть цифровых спецэффектов отдал своим землякам - крупнейшей венгерской FX-компании
"Digic Pictures"
.
Миниатюрами и моделями на сей раз занималась компания "New Deal Studios".
Ну, и в разных мелких случаях к работе привлекались соответственно тоже мелкие компании визуальных эффектов:
"Beau LLC"
"CIS Hollywood"
"Digiscope"
"Hydraulx"
"Riot"
"Sandbox Pictures"

Война будущего
Часть съемок этой сцены проходила в павильоне на миниатюрных декорациях. На огромном подиуме 9 х 12 метров был построен макет разрушенного города в масштабе 1 : 87 с очень подробной проработкой. Были воссозданы и жилые кварталы, и индустриальные районы, и все было покрыто пылью и сажей для имитации последствий огромного ядерного взрыва. Часть домов было подожжено, часть поджигалось и рушилось прямо в процессе съемки. Кроме того, отдельно было снято несколько пиротехнических элементов и позже вставлено в общую панораму компьютерным методом.
При съемках черепов на дне реки возникла проблема - не удалось найти резервуар подходящего размера. Поэтому решено было снимать сцену с тонущей бутылкой "в сухую". Подиум был завален черепами. Как и в предыдущих двух фильмах, был использован метод принудительного увеличения перспективы - черепа на переднем плане были почти натурального размера, а дальше становились все меньше и меньше. В глубине кадра вместо черепов использовались уже просто шарики от пинг-понга. Затем павильон был заполнен плотным дымом для имитации воды. Методом ускоренной съемки была снята падающая бутылка. Наверху установлены двигающиеся с помощью сервомоторов прожектора. Затем в снятый эпизод с помощью компьютерной графики добавили колебание воды. Правда, чтобы убедиться, что сцена получилась достаточно реалистичной, пришлось построить-таки маленький резервуар, заполнить его мутной водой, направить в нее лучи прожекторов и посмотреть, как это должно выглядеть на самом деле.
Огромный летающий хантер-киллер, парящий над водой - целиком творение отдела компьютерной графики. Особенно они гордятся тем, как им удалось воссоздать воду, разбегающуюся от струй турбин хантер-киллера. Если на работу с миниатюрами ушло около недели, то на создание компютерной графики было потрачено 3 месяца.
Сцена с бойцами Сопротивления снималась в павильоне методом "зеленого экрана": сначала снимаются живые актеры на зеленом (или иногда синем) фоне, а затем в копьютере зеленый фон заменяется другим изображением. В данном случае - кадрами, снятыми в миниатюрных макетах горящего города.

Раны на теле ТХ
В отличие от Роберта Патрика в "Терминаторе 2", на теле Кристанны Локен за весь период съемок не появилось ни одной царапины - она всегда щеголяла в идеальном наряде, а все раны, следы от пуль и вырванные из тела куски создавались исключительно на компьютере. В данном случае, следы выстрелов были добавлены компанией "Digic Pictures" на последней стадии в и так уже сильно подправленное компьютером изображение.

Авария крана
Сначала продюсеры думали, что раз у них есть настоящий кран, то не так уж сложно устроить ему настоящую аварию. Но потом, оказалось, что посреди Лос-Анджелеса это будет весьма проблематично. И тогда решили сделать этот эпизод полностью на компьютере. Для этого сначала сняли пустую улицу, имитировав движение камеры, якобы следующей за краном вплоть до его крушения.
Потом с помощью упрощенной трехмерной модели отработали основные движения крана во всех четырех частях этого эпизода. А потом приступили к воссозданию фотореалистичной модели. Причем в эпизоде переворачивающегося и падающего на мостовую крана для эффектности пришлось добавить гораздо больше отваливающихся от крана деталей и частиц, чем их могло бы поместиться в целом кране. Как признается руководитель анимационной группы Деннис Тернер, если задаться целью сосчитать все обломки, то колес в воздухе запросто может оказаться больше, чем их было до того на кране.
Затем в дело вступила группа компоузинга, которая и свела воедино исходные кинокадры, трехмерную модель, добавила дым и пыль, искры и пламя, вибрацию камеры и трещины в асфальте.
В итоге эпизод стал выглядеть так, словно и правда посреди Лос-Анджелеса перевернулся огромный кран.

Все моменты, предшествовавшие аварии, как и сама погоня, были сняты, конечно, в живую. Однако в ряде крупных планов, типа представленного выше, необходимо было показать, как деформируется корпус крана за секунды до катастрофы. И при этом сохранить сам кран для последующих съемок. Здесь уже поработал компьютерный отдел венгерской fx-компании "Digic Pictures". Для этого на компьютере были смоделированы все поверхности и детали, подлежащие деформации. Затем к ним применили необходимую деформацию, задали траектории разлетающимся деталям и всё это наложили на кадры реальной съемки так, чтобы компьютерные модели просто перекрыли кинокадры. Затем для убедительности добавили дым и пыль. В итоге кран погнулся, оставшись в реальности целым и невредимым.

 

В конце 40-х ироничнейший сэр Альфред Хичкок публично заметил, что "кинематограф мог бы стать настоящим искусством, если бы остался немым". В конце 50-х он повторил эту фразу, правда, теперь парадокс Хичкока заканчивался словами "немым и черно-белым". Сэр Альфред не дожил до наших дней. А если бы дожил, то непременно включил бы в свой черный список спецэффекты.
Хичкоку еще повезло. В его времена режиссер мог считать себя настоящим автором своих фильмов. А всевозможные гримеры и кукловоды оставались людьми подневольными и ни на что особо не претендующими.
Современные кинотеатры со своими системами объемного звука растут по всему миру быстрее грибов, телевизоры без Dolby-декодера падают в цене с каждым днем, а любимое издание американских кинофинансистов - газета "Variety" - готовит специальное исследование "Рост доли затрат на спецэффекты в общей смете производства фильмов".
Затраты стремительно растут. По прогнозам аналитиков, лет через пять на спецэффекты (в самом широком смысле этого термина) будет уходить до 80 процентов денег, отпущенных на съемки! Сценаристы, актеры, режиссеры
и прочая творческая братия станут обходиться жалкими остатками. А может быть, скоро лишатся и этого. Почему бы и нет: когда большую часть экранного времени занимает компьютерная графика, программисты становятся куда важнее представителей более традиционных кинопрофессий. Спецэффекты становятся все лучше, их становится все больше. Наступило время FX (так именуют спецэффекты в англоязычной литературе).
Правда, как всегда, нашлись экстремисты, утверждающие, что кинематограф должен полностью отказаться от спецэффектов, вернуться к корням и заново обрести технологическую невинность. Знаменитый Ларс фон Триер провозгласил "Догму" - свод правил "настоящего европейца": снимать без декораций, только естественных людей в естественных ситуациях и на естественной натуре. Все это, конечно, благородно, но подходит такой принцип только для съемок "фестивального" кино. Снять на реальной натуре фантастический фильм вряд ли удастся даже самому закоренелому "догматику". Режиссер, пытающийся запечатлеть на пленке визуальный образ нереального (именно так когда-то обозначил свою цель Дэвид Кроненберг), оставаться в стороне от технических новшеств не сможет. Да и не захочет.